Лого

Интервью с создательницей проекта «Тора Квест»

Новая рубрика — #нашилюди

Lara Troyanovsky: «Если ты действительно хочешь, то можешь сделать абсолютно все».

 

Интервью с создательницей проекта "Тора Квест"Когда мы решили начать рубрику «Наши люди», перед нами встал очень сложный вопрос. В нашей общине столько ярких, талантливых и удивительных людей – кто же должен стать первопроходцем? Думали, надо сказать, недолго 🙂

Лара Трояновская знакома многим из вас по проекту «Тора Квест», но не все знают, как давно началась ее совместная история с нашей синагогой.
Например, вы знали, что когда-то Лара работала в нашей синагоге? Впрочем, спойлеров не будет – читаем!

 

— Лара, расскажи немного о себе и о том, как ты познакомилась с МХС?

— Меня зовут Лара Трояновская, я продюсер и шеф-редактор программы «ОК на связи». Я достаточно долго работала на телевидении: например, на программе «Вечерний Ургант» (ее я когда-то запускала). А вообще-то по специальности я историк и работала в архивах, но период этой деятельности пришелся на Нью-Йорк – там я прожила десять лет.
Почему я хожу в эту синагогу? Можно сказать, что с этой синагогой связано мое детство. Я первый раз попала сюда, когда мне было года три или четыре. Сначала сюда меня водил дедушка, потом папа. Я очень любила сюда приходить — мне нравилась атмосфера, бесконечные толпы людей. Меня, маленькую девочку, завораживало, как пел хор, как все вокруг были странно одеты в белые накидки, как использовали незнакомый мне язык и делали что-то для меня непонятное. Мы приходили на Новый год, часто бывали на Симхат Тора. Мне нравилось наблюдать, как у входа, «на горке», вся улица забита танцующими красивыми юношами и девушками. И я мечтала о том, что когда вырасту, тоже буду там плясать и знакомиться с разными красивыми мальчиками. В общем, с этой синагогой связано все мое детство. А спустя много лет здесь была моя Хупа – ее ставил рав Пинхас Гольдшмидт.
И на этом моя история с МХС не закончилась. Примерно спустя год после Хупы я встретила рав Пинхаса на приеме в посольстве Израиля, где я тогда работала, и он предложил мне с ним поработать. Я проработала в синагоге около полутора лет, занималась различными культурными проектами, выпускала еврейские календари, писала тексты и сделала первый сайт синагоги.

— Синагога твоего детства и синагога сейчас … ?

— Сейчас это абсолютно другое место. И, мне кажется, в первую очередь, потому что люди, которые сюда ходят, стали более осознанными во всем, что касается традиций иудаизма. То есть, лет 20 назад приходили в синагогу без особого понимания, что они там делают. Не понимали молитвы, не понимали, что нужно делать на том или ином празднике. У меня есть совершенно потрясающая история. Мой папа, выросший в достаточно традиционной семье, когда умер его отец (мой дед), пришел в синагогу на Йом Кипур, потому что друзья деда сказали, что это тот самый день, когда читают поминальную молитву. И он пришел в синагогу… с тортиком. Ну, раз праздник, то надо взять торт… Это, конечно абсурд, точнее – верх абсурда. Но в принципе степень знаний традиций в моем детстве была приблизительно такой. Старики – да, они хорошо знали, что делают. а вот поколение моих родителей уже понятия не имело. Их настолько далеко держали от всего религиозного, так как это было опасно.
А сейчас люди, которые ходят в синагогу, четко понимают, зачем они это делают. Они знают смысл каждого праздника, порядок молитв. Да, им нужна транслитерация и нумерация страниц, но все же они не бездумно читают какой-то текст. И в этом, наверное, основное отличие.

— Сегодня ты делаешь проект о Торе. Как ты пришла к этому и почему ты стала учиться?

— «Тора Квест» — это вообще проект моей души, скажем так. Все получилось случайно. Я никогда в жизни не думала, что буду этим заниматься, но у меня было сильное желание однажды прочитать Пятикнижие.
Вот как начался этот проект. Однажды моя подруга Люба Бар Сеф из Израиля, с которой мы тогда еще достаточно шапочно были знакомы, подошла на конференции в Вашингтоне и предложила сделать такое: читать Тору, учить ее, придумывать темы, и выпускать видео, в которых рассказывать про каждую недельную главу. Я не думала ни секунды и сказала «да». Это оказалось настолько правильным решением, которое в итоге очень сильно изменило мою жизнь. Я благодарна каждой секунде работы над «Тора Квестом».
Когда мы уже вовсю занимались «Тора Квестом», у меня возникла мысль, что я т так быстро сказала «да» из-за папы. Мой папа очень много работал, он был строителем и построил пол-Москвы, был управляющим большого строительного треста. И он говорил все время: «Я выйду на пенсию и буду изучать Тору». Он дожил до 69 лет, на пенсию так и не вышел и Тору так и не открыл. Видимо, я должна была как-то продолжить эту историю и, чтобы не получилось так, как у моего отца — это надо делать сейчас, а не откладывать в долгий ящик до пенсии.
Сейчас проект закончился, и я понимаю, насколько он расширил мои границы. Если бы до проекта мне кто-то сказал, что в моем сумасшедшем графике работы у меня будет время читать, сочинять, писать, снимать, придумывать локации, костюмы и так далее — я бы покрутила у виска пальцем. А сейчас, смонтировав последнюю главу, я понимаю, что мы сделали это! Мы отсняли видео по всем главам Торы и ни разу не опоздали с выпуском. Ни разу! Можно сказать, что это чудо. А можно сказать, что это просто действительно новые границы твоих возможностей: если ты действительно что-то хочешь, то ты можешь сделать абсолютно все.

— Это можно назвать твоим жизненным девизом?

— Сейчас, пожалуй, да. Если бы ты спросила о моем девизе два года назад — я бы ничего подобного не сказала. А сейчас могу сказать однозначно: если ты чем-то горишь, то ты это сделаешь, даже если все вокруг считают твою идею совершенно нереальной и невыполнимой.

— Что для тебя сегодня синагога и община?

— Московская хоральная синагога имеет для меня абсолютно ностальгическую ценность. Когда я переступаю ее порог, то мне снова лет 12, я поднимаюсь, как тогда, на второй этаж, смотрю сверху на молящихся, слушаю молитвы и пение канторов. В эти моменты моя душа просто улетает… в какие-то другие поднебесные дали.
Что касается общины – раньше я никогда не чувствовала себя членом какой-либо общины, но мне всегда очень хотелось быть частью какого-то еврейского сообщества. После возвращения из Нью-Йорка, у меня долгое время было ощущение что я никого не знаю и все мне тут чужие. Тем более, что моя работа никаким образом не связана с еврейской жизнью, и мне как-то трудно было всегда просто так познакомиться с кем-то в синагоге.
Но сейчас, благодаря большому количеству мероприятий, организуемых Шаббатов и праздников, у меня расширился и качественно изменился круг общения. Я встретила много людей, с которыми с удовольствием провожу время как в синагоге, так и за ее пределами.
И мне ужасно приятно, что когда я прихожу сейчас в синагогу, во-первых люди узнают меня по проекту «Тора квест» (я себя чувствую даже немножечко «селебрити» в отдельно взятой синагоге), а во-вторых, что я встречаю много знакомых людей и чувствую себя частью этого прекрасного общества, которое собирается вокруг Московской хоральной синагоги.

Автор: Olya Esaulova