Пурим

Московская Хоральная Синагога

История праздника Пурим

Первое, что приходит в голову при мысли о Пуриме, это обычай наряжаться в маскарадный костюм. Мы переодеваемся и прячем свое лицо под маской. Это напоминает нам о том, что наше спасение в Пурим пришло через нес нистар, скрытое чудо. Всевышний не изменил естественного порядка вещей. Он не рассек море и не заставил маленький кувшин с маслом гореть в течение восьми дней. Став очевидцем цепочки событий, кажущихся удачным стечением обстоятельств, еврейский народ осознал, что Всевышний все время был с ним, организуя события наилучшим для него образом.

Когда мы видим человека в маске, он вызывает наше любопытство. Кто же прячется за этой маской? Мы сосредотачиваемся и пытаемся угадать его личность. Это один из уроков Пурима, как говорит Гемора1: «Где упоминается Эстер в Торе?» Гемора отвечает: «Вэанохи астер астир панай – А я совершенно сокрою лицо Мое»2. Заглянув глубже, мы увидим Руку Всевышнего во всей истории Пурима. Если мы усвоим этот урок, то увидим Б-жественное Провидение в своей собственной жизни. Ведь в этом мире есть и другие вещи, с которых мы должны снять маску.

История Мегилы хорошо известна. Аман планировал убить всех евреев и чтобы добиться согласия царя Ахашвероша, пообещал ему пополнить царскую казну огромным денежным взносом. Ахашверош велел Аману забрать деньги и позволил ему делать с евреями все, что тот пожелает. Чтобы разрушить замысел Амана, царица Эстер устроила подряд два пира для Ахашвероша и Амана. На второму пиру Эстер раскрыла свою тайну: она еврейка и Аман планирует убить ее и ее народ. Царь пришел в бешенство. Подливая масла в огонь, Харвона сообщил Ахашверошу, что Аман поставил виселицу высотой в пятьдесят локтей. На ней он намеревался повесить Мордехая, который спас царя от заговора. Это стало последней каплей. Царь приказал повесить Амана на той самой виселице.

Хотя их самый главный враг был уже мертв, евреи не чувствовали себя в безопасности. Указ Амана все еще действовал, и его злобные планы имели все шансы реализоваться. Эстер и Мордехай умоляли царя отменить направленный против евреев ужасный указ, но Ахашверош ответил, что царский вердикт, будучи издан, отменен быть не может. Однако он обещал утвердить новый указ, в котором Эстер и Мордехай могли написать все, что посчитают необходимым. Что же написал Мордехай? Евреям было разрешено защищаться и убивать своих врагов, и уничтожить всех, кто им угрожал.

Это очень странно. Даже после того как был издан новый указ, врагам еврейского народа все еще было позволено истреблять евреев. Первоначальный же указ Амана, каким бы ужасным он ни был, не запрещал евреям защищаться.

И все же, после того как курьеры царя доставили новое послание, Мегила рассказывает: «У евреев был свет, и радость, и веселье, и почет»3. Почему они были в таком восторге? Как они могли быть настолько убеждены в том, что одержат победу над своими многочисленными врагами, хотя еще вчера они были уверены в том, что обречены на поражение?

Передача перстня

Гемора утверждает4: «Раби Аба бар Каана говорил: «Передача перстня с печаткой [принадлежащего Ахашверошу], который он отдал Аману (подтверждая свое согласие с ужасным указом Амана), значила больше, чем сорок восемь пророков и семь пророчиц, которые пророчествовали Израилю. Ибо они все оказались не в состоянии побудить евреев к раскаянию, в то время как передача перстня с печаткой действительно побудила евреев к раскаянию».

Идея раби Абы бар Кааны очевидна. Люди знали, что пришедшие их упрекать пророки повторяли услышанное непосредственно от Всевышнего, и тем не менее это не побуждало их к раскаянию.5 Однако во времена Амана евреи увидели, что его ужасный указ написан и подписан и его злобные намерения оглашены публично. Что может побудить народ к раскаянию больше, чем видение своего собственного смертного приговора, подписанного и скрепленного печатью?!

Но Гемора не упоминает о самом указе. Гемора обсуждает только асарат атабаат, передачу перстня с печаткой. Какое значение имеет асарат атабаат и почему это пробудило народ к раскаянию?

У каждого царя есть кабинет министров, который помогает ему управлять страной. Министры анализируют ситуацию и дают царю советы. Царь издает указы, основанные на их рекомендациях. Теперь задачей кабинета министров является осуществление желаний их правителя. Во все времена царь стоит во главе. Если бы царь уполномочил одного из своих министров выполнить царский указ, не было бы нужды передавать перстень с печаткой этому министру. Перстень – это символ власти. Министр является лишь эмисаром, исполняющим свои обязанности. Царь остается главным.

Акт передачи Ахашверошем Аману царского перстня был провозглашением того, что он, Ахашверош, больше не является правителем евреев. Он освободил себя от еврейского вопроса. В нем верховным правителем был поставлен Аман, который получил возможность поступать по своему усмотрению6.

Хотя Имя Творца не упоминается в Мегиле, Мидраш7 объясняет, что когда стих говорит «амелех, Царь» без упоминания имени Ахашвероша, в нем содержится намек на Царя Вселенной — Малко шель Олам. В таких стихах Ахашверош, властвующий над 127 странами, отражает действия Царя царей на Небесах8.

«И снял царь перстень свой с руки своей и отдал его Аману». Это Малко шель Олам снял Свой перстень, и именно это напугало народ и побудило к искреннему раскаянию больше, чем все на свете пророчества.

Оставшись без Б-жественного вмешательства

Сыны Израиля наслаждались Б-жественным Провидением. Как на национальном, так и на индивидуальном уровне Всевышний непосредственно участвует в жизни еврейского народа. Когда еврейский народ грешил, пророки указывали ему на необходимость исправить свои пути. Если люди беспечно относились к их словам, пророки предупреждали их о тяжких последствиях. Иностранные армии вторгнутся и опустошат их владения; голод, болезни и эпидемии поразят народ. Однако и это не смогло пробудить народ. Ибо кто наказывал их? Всевышний. Всевышний – наш Отец, а отец умеряет свое наказание милостью. Еще важнее то, что если Всевышний заставляет их страдать, это означает, что Он еще заботится о них. Они все еще были Его детьми под водительством Его всевидящего ока.

Однако во времена Пурима Всевышний отвернулся от Своего народа. Он снял свой перстень и передал его Аману, как если бы евреи больше не находились под патронажем своего любящего Небесного Отца.9 Теперь естественным событиям и обстоятельствам предназначено определять судьбу еврейского народа. Вот почему перстень был передан Аману, потомку Амалека. Амалек олицетворяет тева (природу) и микре (случай), стремление отрицать существование Всевышнего в этом мире.10

Вот что побудило евреев к тшуве. Их как будто бы изгнали из Отчего дома. Они почувствовали, что Он больше не заботится о них, и это их напугало. В это страшное время народ молился и каялся. Люди осознали, что зависят от одного только Всевышнего. Их усилия принесли плоды, и Аман был казнен. Они увидели, что после того как они вернулись и доверились Всевышнему, Он снова начал заботиться о них. Хотя Ахашверош не отменил ужасного указа Амана, он действительно разрешил им издать новый указ. Да, на бумаге ничего не изменилось! Враги евреев все еще могли их убивать и истреблять, а евреи могли давать отпор и убивать своих противников, как и раньше. Однако сейчас Всевышний примирился с сынами Израиля,видевшими в тексте второго указа еще один Б-жественный знак того, что Всевышний будет сражаться на их стороне. Теперь они смогут уничтожить всех, кто поднимется против них. К тому же этот указ был издан после того, как царь взял перстень, отданный прежде Аману, и передал его Мордехаю.11 Теперь повелителем евреев был Мордехай.

И этот стих, говоря о царе, не упоминает имени Ахашвероша. Здесь снова царь – это Всевышний. Он снял перстень с руки Амана, который олицетворяет микре (случай), и отдал его праведнику Мордехаю, который явил собой пример веры во Всевышнего при любых обстоятельствах. Следуя за Мордехаем, люди обязательно одержат победу, как сказано: «Праведник верою своей жив будет»12. Не имеет значения, что 127 народов готовы на них напасть. «Эти [полагаются] на колесницы, а те – на коней. А мы Имя Всевышнего Б-га нашего славим. Те склонились и пали, а мы поднялись и осилили [их]»13. Это действительно стоило отпраздновать. И они торжествовали: «У евреев был свет, и радость, и веселье, и почет»14.

Время духовного возрождения

То было не только время физической радости, но и время духовного возрождения. Гемора15 следующим образом толкует стих: «У евреев был свет, и радость, и веселье, и почет». «Свет относится к Торе… радость – это Йом Тов… веселье – это мила, обрезание… а почет – это тфилин». Кульминация этого обновленного интереса к Торе наступила после того, как евреи одолели своих врагов. После своей ошеломляющей победы они приняли Тору заново, как когда-то сделали это у Синая. Сказано: «Евреи установили и приняли»16. «Они установили [во время Пурима] то, что они уже приняли [у горы Синай]». Раши объясняет, что это повторное принятие Торы евреями произошло благодаря любви к чудесам, которые Всевышний совершил для них тогда.17

Каким образом указ Мордехая и Эстер стал причиной возрождения Торы и что такого чудесного было в победе евреев, что благодаря ней они приняли Тору заново? Со времени принятия Торы и до событий Пурима мы были свидетелями бесчисленного множества чудес и примеров чудесного спасения. Почему в Пурим их любовь к Творцу возросла до такой степени, что они почувствовали огромную преданность и приверженность Торе? Интересно, что Раши не говорит, что они приняли Тору из-за любви к Всевышнему, совершившему чудо; скорее это произошло из-за любви к чуду как таковому. Что Раши имеет в виду?

По сравнению с другими чудесами, совершенными на благо сынов Израиля, Пурим уникален. Фактически указ, провозглашающий право евреев защищаться, не отличался от первоначального указа. Однако они разглядели в этом новом заявлении знак их искупления. Это заставило их обратить внимание на значимость всех событий, которые привели к этому моменту. А именно: Вашти была изгнана, потому что вызвала гнев Ахашвероша. Впоследствии Эстер признали самой красивой женщиной в царстве Ахашвероша, и он избрал ее своей новой царицей. Мордехай «случайно» услышал, как Бигтан и Тереш сговаривались убить царя, и расстроил их план. Его поступок был записан в царскую летопись, а затем абсолютно забыт. Аман построил виселицу, чтобы повесить на ней своего злейшего врага, Мордехая.

В ретроспективе мы видим, как эти события были аранжированы Всевышним. Вашти была удалена, чтобы освободить путь для Эстер. Теперь Эстер получила возможность обратиться с просьбой к Ахашверошу и спасти свой народ, когда назрела такая необходимость. Более того, запоздалое открытие роли Мордехая в разоблачении заговора произошло в наиболее благоприятное время и сыграло значительную роль в падении Амана и спасении еврейского народа.

Тот факт, что Аман построил виселицу, чтобы повесить Мордехая, спасшего царскую жизнь, показал Ахашверошу, что Амана нисколько не заботили интересы царя. У Амана были свои планы, которые он стремился осуществить, даже если это наносило ущерб государству. Кроме того, Аман явно спешил разделаться с Мордехаем до того, как переменчивый правитель успеет передумать.

Ретроспективная признательность

Позже, осознав истинный смысл этих событий, сыны Израиля отнеслись к тому, что произошло как если бы это происходило в настоящем. Вот почему чудо Пурима было для них особенно близким. На протяжении всей своей истории сыны Израиля были свидетелями множества чудес. Всевышний многократно спасал их от неминуемой смерти в различных ситуациях. Без сомнения, находясь в возбуждении и радости от этих чудес, они приближались к Торе и мицвот с вновь обретенным энтузиазмом. Также, по всей вероятности, в признательности за все, что Всевышний сделал для них, они решили быть более прилежными и в учении. Однако они все еще не «приняли вновь» Тору. Сыны Израиля учили Тору и были весьма сведущи как в ее законах, так и в соблюдении мицвот. Как можно говорить о новом принятии Торы, если они не приняли никаких законов или мицвот? Что бы они ни выучили, это было бы только повторением пройденного.

 Чудо Пурима заставило сынов Израиля переоценить твердо установившиеся понятия и убеждения. Если бы они могли обнаружить новую цель событий, ежедневно происходящих в их жизни, и если бы они смогли заново прожить эти события, придав им этот новый смысл, тогда они определенно смогли бы открыть новые способы понимания и новые подходы к Торе, которую они уже учили. Если бы сыны Израиля посмотрели глубже, они нашли бы много новых смыслов, которые до этого оставались скрытыми. Они смогли бы увидеть Тору в новом свете.

В этом смысл этой Геморы. Этот стих не говорит, что у евреев есть Тора, Йом тов, мила и тфилин. Он рассказывает, что у них были свет, радость и почет. Сыны Израиля уже хранили Тору и мицвот. Чего им не хватало, так это света и радости, исходящих от Торы и мицвот. После того как Аман был казнен и был издан новый указ, сыны Израиля начали воспринимать свет Торы через обнаруженные ими новые толкования. Открыв новую цель, состоящую в исполнении предписаний Торы, они начали испытывать радость отмицвот18.

Апофеозом этих чувств стало уничтожение врагов Израиля. Тогда евреи действительно пережили скрытые чудеса Всевышнего. Они стали свидетелями уничтожения всех, кто планировал уничтожить их самих. Всевышний искупил их, не изменив естественного порядка мироздания, – не было никаких нововведений. Тогда евреи заново исполнили то, что уже приняли, снова возгласили «наасе венишма – сделаем и будем внимать».

 

Когда обновление лечит беспечность

Это еще один очень важный урок для нас. Близкое знакомство порождает беспечное отношение. Мы предполагаем, что, поскольку мы учили Мегилу многократно, то полностью понимаем историю Пурима и у нас нет необходимости подвергать ее переоценке. Но, как мы уже продемонстрировали, даже легкое проникновение вглубь Мегилы обнаруживает для нас новые сокровища. То же самое верно относительно многих вещей, изученных в юности. Раби Симха Зисель Зив (Саба из Кельма) пишет19, что когда мы взрослеем и становимся более зрелыми интеллектуально, мы изучаем новые предметы и мицвот, пользуясь нашими более совершенными способностями. Но зачастую мы не переосмысливаем изученное когда-то. Как говорит Гемора: «Старое труднее выучить, чем новое»20.

Саба из Кельма говорит, что именно поэтому наши мудрецы учили: «Каждый день мы должны смотреть на Тору так, будто она дана нам сегодня»21.

Независимо от того, сколько раз мы учили что-то или совершали какую-либо мицву, мы должны пытаться подойти к этому так, как будто мы учимся или исполняем эту мицву в первый раз. Часто, когда мы действительно пытаемся сделать это, мы сталкиваемся с трудностями и удивляемся, почему мы никогда раньше не задавали этих вопросов. Когда мы смотрим на Тору и мицвот новыми глазами, мы обогащаемся новым пониманием. И в этом смысле для нас это новая Тора или новая мицва.22

Когда мы видим наших детей, наряжающихся в маскарадные костюмы на Пурим, следует помнить, что мы должны стремиться увидеть руку Всевышнего, постоянно влияющую на нашу жизнь. И если мы посмотрим внимательнее, то также увидим, какую пользу мы получаем сегодня из опыта прошлого.

Да удостоимся мы неизменно смотреть на Тору обновленным взглядом! Давайте исследовать Мегилу и стараться снять с нее маску, углублять наше владение Торой и делать исполнение мицвот более осмысленным.

Раби Йосеф Левинсон